The best of mine

Книги о мужской красоте

Друзья, а посоветуйте, пожалуйста, книги, где главный герой - очень красивый мужчина. Где изучается влияние этой красоты на окружающих и на его характер. Что-то вроде "Дориана Грея".

Заранее спасибо!

(no subject)

Боль бывает такая же разная, как балтийская погода. Но самая изматывающая - это когда слезы сдавливают гланды, но не могут вырваться наружу. Возникает ощущение злости, по яндексу - около десяти баллов. Ты не знаешь, что с ними делать, с этими баллами, как их сдвинуть, перепрыгнуть, объехать. И тебе приходится с ними мириться до тех пор, пока пробка не рассосется. Но иногда наступает коллапс.

(no subject)

Иногда прошлое, казалось бы, необратимое, возвращается обухом по голове. Катализатором может служить любая мелочь: дата, улыбка или имя с фамилией, одно воспоминание о которых вызывает спазмы боли и ненависти. Вроде бы не должно так быть, вроде стерлось, заретушировалось. И все равно гвоздем по стеклу напоминалка выбивает тебя из ежедневного ритма, из никчемной суеты, возвращает в дни и годы бывшей когда-то жизни. И - особенно пусто от этого становится - не осталось никого, кто поймет все значение твоей неуемной нервозности, кому эти знаки так же важны. Ты остаешься наедине с оглушительным смятением, и окружающее становится остро чужим. Пройдет пара дней и забудется, но горечь где-то в глубине все равно остается. До следующего раза.

Записная книжка

Потертые строчки – роднее родного.
Я в юности нежной ищу себя снова.
Листаю альбомы, считаю визитки,
Минуты-мгновенья так памятно зыбки.
Я снова девчонка, от драйва хмельная,
Я что-то секретное скоро узнаю,
И в лебеде плавном, и в кошке дворовой
Я вдруг узнаю себя снова и снова.
Захлопну исписанный вкривь ежегодник –
Закончилась встреча с собой на сегодня.

(no subject)

Снова не спать и стремиться в чужую загадку,
Шепотом – имя, и пальцы скрещу за спиной.
Я не сошла с ума, нет, – со мной все в порядке.

Так же в порядке, как с этой безумной весной.
Просто молюсь запоздалому нежному чуду,
Просто ловлю мимоходом улыбку твою.
Просто – тебя никогда, никогда не забуду,
Просто – тебя я всегда и везде узнаю.
Я не мечтаю – напрасно мечтать отучилась.
Взглядом окутаю только на пару минут.
«Ну, признавайся, в кого же ты снова влюбилась?».
Это секрет, а секретам имен не дают.

Мода на ненависть

А вы заметили, что легче всего нам сейчас ненавидеть? Ненависть - большая, темная, жирная самка, которая беспрестанно плодит своих злобных детей. Они вырастают и заполняют собой мир, довольные своим огромным, гниющим множеством. Каждый выбирает ненависть по своему вкусу - выбор не хуже ассортимента элитного супермаркета. Ненависть к власти. Ненависть к "кровавому режиму". Ненависть к ненавистникам власти и "кровавого режима". Ненависть к чужому счастью, красоте и успеху. Есть разновидности попроще: ненависть к дворникам, домохозяйкам, фигурам и талантливым людям. Ненависть к родному городу, общественному транспорту, Америке, Европе, чужим родителям. Ненависть к дождю, снегу, гололеду, работе, учебе, количеству часов в сутках. Даже ненависть к "Анне Карениной".
Мы жалуемся на то, что зимой почти не светит солнце. А замечали ли мы это раньше? Ведь Россия не самая солнечная страна, и вряд ли в детстве в январе солнца была больше. Просто в нас самих был свет, а теперь его нет, выключили. Мы же сами и выключили.
В редкие и очень красивые дни ненависть отступает. В церкви, когда мы жадно и ненасытно пытаемся урвать частицы покоя в мерцании свечей и теплых ликах святых. В предновогодние дни, когда сердце заполняется осторожной радостью и почти что добром. Когда обнимаем любимых. Когда смотрим хороший фильм. Когда спим.
Но это межсезонье. Он длится недолго и неубедительно. И вскоре все возвращается на свои места - круговорот ненависти стартует с места и набирает скорость очень быстро. И мы снова ненавидим, осознанно, смачно, фиксируя каждое движение ненависти в статусах, лайках, ссылках. Действительность щедро наделила нас полным инструментарием для продолжения рода матки-ненависти. Нас продали ей как искусному сутенеру, и мы наслаждаемся нашим плодотворным рабством.
Зима не близко. Она уже наступила. И будет длится очень долго. Жаль.

Без комментариев

Россия никогда не станет Европой. Потому что мои соотечественники не умеют гордиться своей страной. Своим языком. Своей культурой, которая "делает" многие канонические и общепризнанные культурочки. Своими людьми, красивыми и глубокими. Своей историей. Самим фактом своего рождения в ней.

Я никогда не напишу это на ФБ, потому что там меня закидают гнилыми картофелинами. Среди моих знакомых появилась относительно новая прослойка русских, которые категорически отказываются считаться таковыми, наивно причисляя себя к европейской касте. И еще более наивно не осознавая, что европейской касте они на хрен не нужны - разве что в качестве коврика для нежных европейских (американских, австралийских, канадских, далее везде) ножек. Или жены-прислуги. Или менеджера очень среднего звена, которому платят на порядок меньше, чем своим, голубой европейской крови сотрудникам. Или "фрилансера", которого футболят месяцами и годами, а он упорно продолжает считать себя "нероссиянином".

Последний год люди, которых я считала вполне мудрыми товарищами с широким взглядом на жизнь, с таким воодушевлением пинают ногами родину, что за них становится страшно и стыдно. При этом большинство из них считают себя зрелыми личностями, которые радеют за гибнущую под игом правителей-монстров матушку-Русь. Искренне считают, что убивает сильнее всего. С этими людьми мы теперь обсуждаем погоду и моду, а с некоторыми и вовсе перестали общаться.

Уровень духовной развитости и социальной продвинутости у нас определяется теперь количеством чекинов и пойнтов в трипэдвисоре. Чем дальше от Москвы, тем ты круче. Я еще как-то могу понять, когда говном исходят эмигранты. Но когда пламя народного негодования извергают дракончики местного пошива, которые жрут, одеваются, чекинятся, в общем, славно потребляются на зарплату в российских же компаниях, ездят по российским дорогам, учат своих детишек в российских школах... Господа, да любой более-менее сносный европеец плюнул бы вам лицо, если бы сподвигся выучить русский и во всех лексических подробностях понять, в каких выражениях вы ненавидите свою (!) страну. Единственное место, где к вам относятся прилично и где-то даже с уважением. Думаю, развитие европейцы в глубине души мерзко хихикают, слушая ваши вдохновенные антипатриотические памфлеты. И презирают вас.

Я бы поняла врачей, учителей, шахтеров, пенсионеров, вышедших на площадь с социальными требованиями. Я бы поняла многодетных, нищих, родителей больных детей, одиноких стариков, которые потребовали бы для себя хлеба и прочих радостей прожиточного минимума. Но в этой апофеозной ненависти к России задействованы те, кому здесь более чем хорошо живется. Тем, кто покупает айфоны, с которых потом чекинится в 3-4-5-звездочных забугорных отелей и постит луки в дорогих шмотках на фоне дорогих курортов.

Я никогда не была патриоткой. Но я, кажется, ею стала благодаря и вопрреки. И я никому не позволю при себе честить страну, которая меня вырастила. Хотя мне тоже здесь не нравится жить. Такие дела.

Возвращение

Парадоксально странная штука: здесь я дома, в фейсбуке - на экзамене. Это абсолютно ученическое ощущение: ты стараешься, пишешь, высунув язык от напряжения, покусывая ручку, нервно заправляя волосы. Ты стараешься доказать, что знаешь билет. И ты его на самом деле знаешь, но от волнения забываешь слова, и получается путанно, сухо, получается что-то не твое. Ты отвечаешь билет деревянным голосом, подглядывая в шпаргалку, и вот уже преподаватель строго смотрит на тебя, листает зачетку, изучает прошлые оценки. И ставит... лайк. Хотя ему вовсе не понравилось, как ты отвечала. Просто придраться не к чему - фактура-то изложена верно. И ты радуешься лайку, хотя точно знаешь: ты не так хотела ответить. Ты знаешь и чувствуешь сильнее, мощнее, четче.

Я здесь одна практически, получается, я говорю сама с собой. И от этого даже свободней. Я не жду одобрения, я просто складываю буквы в слова - делаю то, что всегда у меня получалось лучше всего.

И это одиночество первых январских дней, эта чудная замороженность, заиндевелость, это волшебное нежелание общаться, делиться, произносить пустые слова и ожидать таких же пустых слов в ответ. Кропотливо собирая каждую каплю свободу, дарованную официальными выходными, я проглатываю никчемные фильмы, долгим взглядом созерцая важные, но нетронутые книги. Я вдыхаю насыщенно бензиновый воздух города, любуюсь грязноватым снегом, сбрасываю звонки и поминутно считаю свою свободу. Я терпко смакую бокал вина, мечтаю о мужчине, который вспомнил обо мне на одну новогоднюю минуту, вихрем прокручиваю в голове тяжелую напряженность ушедшего года, строю планы на завтрашний день, забываю время, дышу осторожно. А время бежит, и скоро в мой тихий мир вернется безумие этого засаленного, переполненного, злого, тяжелого города, этого ненасытного времени, которое сжигает недостроенные мосты и убивает надежды...

И хочется растянуть эту щемяще прекрасную пустоту на долгий уединенный путь, разорвать все ненужные связи, купить легкий как перышко планшетник, собрать небольшую дорожную сумку, забронировать отель в прохладе европейской зимы и писать, писать, писать.. Писать о том, как заканчиваются мечты и начинаются надежды, как уходят эпохи и приходят новые герои. Писать о любви, которой уже нет, но которая всегда останется частью меня. Впитывать нёбом крепость кофе из маленькой фарфоровой чашки, растворяться в ароматах свежих булок с корицей и изюмом, смотреть на людей, разгадывать судьбы. Вот я, вот здесь, в этих стремительно мелькающих строчках. Я здесь, а там не я, а маленькая мисс Лицемерие, которое нужно мне для работы, для жизни, для дела, только не для любви. Наедине с монитором и странно пустым блогом, в котором описаны 8 лет моей жизни, я здесь и сейчас. И никто этого не изменит.

Здравствуй, мою уютный рай, меня здесь не хватало!

(no subject)

Чтобы отпустить человека навсегда, иногда достаточно просто нарваться на его плохое настроение. И последняя капля заполняет до края непреодолимый океан равнодушия.